25 января 2004

Автор: Ильин Константин

Zoviet France - экспериментальный звук Ньюкасла

   Один из самых необычных музыкальных проектов современности — электронный коллектив из Ньюкасла Zoviet France. В музыкальных магазинах их CD ставят на полочки с этикетками «industrial», «postindustrial» и «noise». Эти электронные направления не очень распространены в поп-культуре, однако лимитированные тиражи Zoviet France, иногда собранные вручную (hand-made), разлетаются мгновенно.


Зона влияния
   Группа Zoviet France была образована в 1982 году Беном Понтеном (Ben Ponten), Робином Стори (Robin Storey) и Питером Йенсеном (Peter Jensen). Первые же пластинки коллектива — «Garista» (1982), «Untitled (Hessian)» (1982), «Norsch» (1983) — стали откровениями для многих.
  В первой половине восьмидесятых немецкие группы, сочинявшие экспериментальную и электронную музыку, жадно впитывали английский опыт Pink Floyd и других; а англичане Zoviet France были захвачены идеями немецкой прогрессивной волны (Can, Neu, Faust, Kraftwerk). Помимо немецкого влияния, бессменный лидер проекта Бен Понтен признавал себя продолжателем так называемой environment-музыки. Zoviet France обычно игнорируют «традиционный подход» и по праву считаются последователями Штокхаузена (Stockhausen), Пьера Булеза (Pierre Boulez) и Лучано Берио (Luciano Berio).
   «Мы слушали абсолютно любую музыку, — рассказывает Бен Понтен о начальном этапе творчества своего проекта. — Наслушавшись Motorhead, мы погружались в Штокхаузена. Объединение всего перечисленного и есть настоящий нойз. Нойз как немузыкальный звуковой формат, который вы найдете и у Motorhead, и у Штокхаузена».


«Популярные советские песни»
  В 1984 году коллектив покинул Питер Йенсен. На его место пришел экстравагантный Пауло де Пауло (Paulo de Paulo).
   Составом «Понтен — Стори — де Пауло» в 1985 году был записан самый известный альбом Zoviet France — «Popular Soviet Songs and Youth Music». Альбом вышел на трех дисках. Прежде всего, покупателей шокировало оформление: три диска были плотно соединены кокардой Советской Армии, а место обложек (по обеим сторонам) занимали круглые лоскутки плотной советской шинели.
   Но наивно было бы искать здесь «советскую музыку». Музыканты какими-то только им доступными средствами имитировали шебуршание тонких песчинок, производили вполне земные, но очень странные звуки.
  В наши дни «Popular Soviet Songs and Youth Music» стал бестселлером в категории «экспериментальная музыка», а голландский лейбл Staalplaat даже решился на его переиздание через несколько лет после первого официального релиза.


Новый конструктивизм?
  Любопытная деталь: многие критики находят достаточно монотонные произведения Zoviet France «очень приятными и нескучными». Для такой оценки рецензент должен обладать и музыкальной эрудицией, и чувством юмора. В частности, про шумовой альбом «Shouting At The Ground» (1988) писали, что он «развлечет любителя коллажированного шума, никого не введет в транс и не создаст атмосферу мрачного ритуала. В недоумении окажутся только соседи: “Зачем второй час слушать звук этого работающего пылесоса?”»
   Некоторые критики относят творчество Zoviet France к новому витку развития конструктивизма, некоторые называют их технологическими бунтарями, некоторые — просто панками. Их студийные альбомы невозможно в точности воспроизвести на концертах. В живом исполнении все ярлыки критиков отпадают. Живой вариант Zoviet France, как показал концертный альбом «What Is Not True» (1993), — это «грамотный» экспериментальный британский транс-эмбиент.

Технологии Zoviet France
   Zoviet France можно сравнить с гениальными графоманами, если подобное вообще возможно. «Мы делаем музыку все время, — говорит Понтен. — Мы выпустили около 5% из того, что записали, а записываем абсолютно все, что делаем… У нас накоплен огромный архив нереализованного материала».
   Любой CD Zoviet France — это кропотливый труд: музыканты, зарывшись в магнитные ленты, ищут актуальные отрывки. Процесс «изготовления» музыки интересен. В частности, альбом «Digilogue» (1996) был записан с помощью вышедших из строя цифровых и аналоговых устройств. Мониторинг саунда производился исключительно через неисправные, но дорогостоящие динамики.
  Zoviet France прибегают к технологии сэмплирования. Но даже в ее использовании (важном для многих электронных композиторов) Бен Понтен и его единомышленники «грубы» и «неповоротливы». Любая новая технология извлечения звука для группы — отличный повод продемонстрировать всем ее изъяны. Изъяны выделяются и культивируются с подробным их описанием в приложении к диску.
   Основой творчества Zoviet France стал процесс переработки звуков живых инструментов. В частности, этнических и самодельных.
   Сейчас в состав Zoviet France, кроме Бена Понтена, входит Марк Уаррен (Mark Warren). Робин Стори, распрощавшись с Понтеном в 1992 году, основал собственный проект Rapoon. Музыканты Энди Ирдли (Andy Eardley) и Эндрю Сеймур (Andrew Seymour), пребывавшие в стане Zoviet France на рубеже 80–90-х годов, создали проекты Horizon 222 и Ingleton Falls. Описывать стилистику side-проектов не имеет смысла. Музыка Rapoon сильно отличается от Horizon 222, однако школа Zoviet France чувствуется везде. Школа отрицания очевидного.

    Присоединяйтесь к нам в Feedly

Теги: Звук | Музыка | Лейбл | Эмбиент | Электронная музыка | Zoviet France

Комментариев: 2

— Комментарий можно оставить без регистрации, для этого достаточно заполнить одно обязательное поле Текст комментария. Анонимные комментарии проходят модерацию и до момента одобрения видны только в браузере автора

— Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются сразу после создания

  1. admin #
    Большое спасибо .

    Ответить на этот комментарий

      Написать новый комментарий

      Спaсибо!




      Больше текстов

      электрическое кафе

      Ино-странная музыка

      электрическое кафе

      И целого мира мало...

      электрическое кафе

      Рождение и смерть французской электронной школы (продолжение)

      электрическое кафе

      Jean Michel Jarre: электронный гений конца 70-х

      электрическое кафе

      Kraftwerk live. Окончание

      электрическое кафе

      Kraftwerk live. Продолжение

      электрическое кафе

      Kraftwerk live

      электрическое кафе

      John Sellekaers на экспериментальной сцене Европы

      электрическое кафе

      Электрическое кафе - зима 2003

      электрическое кафе

      Мануэль Геттшинг - историк "берлинской электронной школы"

      электрическое кафе

      Юлия Страусова: от тел к бестелесному

      электрическое кафе

      Bad Sector: поврежденные зоны современной цивилизации

      электрическое кафе

      "Золотая эра" (1974-1977): расцвет Берлинской электронной школы

      электрическое кафе

      Tangerine Dream (1961-1971): берлинская электронная легенда

      электрическое кафе

      Manuel Gottsching - "первая скрипка" в электронном оркестре

      электрическое кафе

      Raison d'etre. Сны в индустриальную ночь

      электрическое кафе

      Заря электронной эры

      электрическое кафе

      Гость "Электрического кафе" - Westbam (Максимилиан Ленц)